Тот, чье имя нельзя называть, возвращается.